Казахи узнают об украинских событиях через третьи руки...

«Генеральские погоны» за правду

Май 14 • Интервью, Политика • 2412 Просмотров • 1 комментарий к записи «Генеральские погоны» за правду

Казахстанцы продолжают получать информацию из Украины в основном через третьи руки. А попытка Дениса Стадничука, до недавнего времени возглавлявшего в Алматы Украинский культурный центр «Просвита-Жетісу», дать казахстанцам возможность увидеть все своими глазами, привела к… его переизбранию.

 Несмотря на то, что Денису Стадничуку было настоятельно рекомендовано не высовываться, он не побоялся рассказать нам, что, собственно говоря, произошло.

Денис, неужели из-за того, что Вы организовали пресс-тур в Украину, Вас «попросили» с поста председателя Украинского культурного центра?

— Да. Буквально сразу же после моего возвращения с Украины было проведено отчетно-перевыбранное собрание по инициативе некоторых наших активистов, и меня переизбрали. Причем перед этим, по моему глубокому убеждению, эти же активисты провели сепаратные переговоры с секретариатом Ассамблеи народа Казахстана по Алматинской области.

Почему Вы так думаете?

— Дело в том, что на протяжении последних трех-четырех лет Турсынбай Габит Турсынбаевич, заместитель председателя Ассамблеи народа Алматинской области, заведующий секретариатом, очень активно до меня доносил свою позицию, а именно — что мне в Ассамблеи делать нечего. Его постоянно не устраивала моя позиция по ряду событий, которые происходили и происходят в Казахстане.

— Но есть же другие люди, с которыми Вы работали. Вы долго были председателем этого центра?

— Я был активным участником центра и был его председателем с момента его основания. Что касается окружения, то сейчас же подбирается команда очень лояльных и очень послушных людей. И это касается не столько нашего отдельно взятого центра, а в целом Ассамблеи.

Такой институт, как Ассамблея народа Казахстана, потерял свои вес и значимость. Я считаю, что Ассамблея не выполняет те функции, ради чего она создавалась — широкого представительства национальных меньшинств в Казахстане. Сегодня это послушная команда, которая всегда на связи, всегда готова провести мероприятия по первому звонку сверху. Все участники этого объединения готовы работать по тем лекалам, которые им спускают.

— Вы теперь вообще не имеете отношение к Украинскому культурному центру?

Я перестал быть его председателем, но я остаюсь в правлении этого объединения. Была команда зачистить поле, вот его зачистили… Как когда-то Габит Турсунбаевич обратился ко мне с жестким требованием, отметив, что это требование его руководства, по его словам, я не должен держаться за «генеральские погоны»…

«Генеральские»?

— Да, он так расценил вот эту должность в общественном объединении, интегрированном в Ассамблею народа Казахстана. И вот он мне говорил, что не следует за нее держаться. Так что это давление началось давно и велось планомерно.

В свое время другой общественный деятель Анатолий Чесноков года три назад тоже прессовал меня и высказывал мне, что, дескать, он едет на ковер в Талды-Курган и там должен перед руководством отчитаться. И что ему дали четкую команду, чтобы я снял с себя полномочия.

Когда я был в Украине, еще один общественный деятель через мою жену мне передавал, что я должен срочно вернуться в Казахстан, первым же рейсом, и написать объяснительную в акимате о цели своей поездки. И вообще должен прийти с неким покаянием.

Но самое главное, что я не должен был делать никаких заявлений в Украине. Вот это для них очень важно – не вынести сор из избы.

— Но какой, собственно, сор? Не совсем понимаю логику такого требования?

— Не знаю, что они имеют в виду. При этом мне говорят, чтобы я помнил, что хожу по земле, что у меня есть мама, жена… и настоятельно советуют подумать о них. Вот так меня окружают мягкими формами угроз и увещеваний. Мне дают понять — не высовывайся и настоятельно рекомендуют не выделяться из толпы. А я это расцениваю, что мне не дают быть человеком.

— А что собственно такого «криминального» Вы сделали, организовав пресс-тур в Украину?!

— Я тоже не чувствую за собой вины. Мне кажется, я сделал все логично. Я очень тесно связан со своей исторической родиной – Украиной. Эмоционально. Мой отец привил мне любовь и уважение к культуре украинского народа. И вот сейчас события, которые происходят на Украине, по их трагизму очень созвучны с теми, которые пережил когда-то мой отец. Я хочу подчеркнуть, что сейчас речь идет не о количестве жертв, а именно о накале страстей — они близки к эпохе гражданской войны.

Сейчас, по сути, происходит разрушение государственности Украины. Кстати, мой отец, в тот самый момент, когда Украина обрела независимость, очень переживал. Он говорил, что вот-вот прольется кровь, и был уверен: просто так Украину не отпустят из состава Советского союза.

И вот хотя независимая Украина как государство есть на карте, сейчас мы как раз видим то, чего опасался почти 25 лет назад мой отец: «Советский Союз» в лице современной России Украину не отпускает. Сейчас реализуется проект по собиранию земель русских, при этом используется очень грубая манипуляция общественным сознанием.

В Казахстане нет полного понимания, что происходит в некогда братской республике. Нет полного понимания трагедии, нет понимания того, что идет потеря государственности целой страны. И есть непонимание того, что может и наш час недалек. Поэтому моя главная идея состояла в том, чтобы привлечь журналистов, привезти их в Украину, чтобы они сами стали очевидцами событий, чтобы они черпали информацию не из вторичных, а из первоисточников. Чтобы после поездки они дали реальную картину в казахстанских СМИ.

— И что Вы конкретно предприняли?

— Я вышел на посольство Украины в Казахстане, чтобы организовать пресс-тур. Но в посольстве мне отказали, сказав, что у них огромная нагрузка. Позже я узнал, что посол Украины в Казахстане отозван с ноября прошлого года и также отозван генеральный консул Украины, который находился в Алматы. Так что помощь со стороны дипмиссии сама собой отпадала. А делать что-то надо!

— Но я так поняла желающих поехать было немного?

— Предварительно мне удалось собрать 12 журналистов, потом эта группа сократилась до 7 человек. Фактически же в пресс-тур выехало всего 2 журналиста. Мы очень быстро организовывали этот тур, буквально в два дня все решалось.

— А почему отказались остальные?

— Основной причиной отказа потенциальных участников тура был аргумент, что их не отпускает редакция. Так, журналист газеты «Время» сказал, что редакция опасается за его безопасность. Все мои доводы, что Украина сама по себе страна очень спокойная, и что только, если вы сами захотите, мы съездим в Крым и посмотрим своими глазами, что там происходит, не сработали.

В общем осталось только двое. Из них один, я не буду его называть, как-то сразу от нас отделился, сказал, что поехал в Москву, чтобы не проявить никак свое пребывание в Украине. Фактически Сергей Дуванов в итоге стал единственным журналистом, который поехал в этот пресс-тур.

— Репортаж Сергея Дуванова читали… А каковы Ваши личные ощущения?

— Мне было очень интересно все увидеть своими глазами. Приехав в Крым, мы сразу направились в центр крымско-татарского народа. И так получилось, что как раз в это время шла прямая трансляция из Георгиевского зала Кремля, где Владимир Путин говорил о присоединении Крыма к России.

— И какова реакция была тех, кто слушал выступление Путина?

— Знаете, фотограф, который направил на экран свой фотоаппарат, был с таким выражением лица… Боюсь, что будь у него не фотокамера, а автомат, он начал бы расстреливать этот экран… Одна женщина долго сдерживалась, а потом у нее полились слезы. Для нее, представительницы коренного населения, это была катастрофа. Крымские татары только в 1989 году обрели свою родину, когда фактически стали убегать из Узбекистана. И вот опять для них рушиться мир. На примере этой женщины, я фактически наблюдал личностную катастрофу, через которую просматривался весь трагизм ситуации.

Думаю, что для многих граждан России да и сопредельных государств, тех же Белоруссии и Казахстана, вся катастрофа Крыма непонятна до конца. А ведь достаточно заглянуть в историю, с каким пафосом в 1914 год начиналась Первая Мировая война для российской империи. И чем это обернулось?

Вы считаете, что Россия повторяет свои ошибки столетней давности? Вообще, лично с вашей точки зрения, Россия имеет моральное право вот так взять и забрать у другого государства часть земли?

— После того, как я провел в Крыму неделю, я уже свое отношение формулирую на основе этих впечатлений. В Крыму я увидел ту глубинную работу, которая была направлена на дестабилизацию общества и, в частности, по Крыму.

Чего скрывать, Украина с экономической точки зрения крайне бедная страна. А за президентство Януковича госдолг увеличился больше, чем в два раза. При этом эти деньги в экономику страны не попали.

В Одессе нам рассказывали, что их порт потерял все грузопотоки, которые шли через них. Почему? Потому что семья Януковича планировала приватизировать этот порт. И так по всей Украине! Они опускали экономику Украины до низового уровня, чтобы иметь возможность все выкупать по заниженной цене.

— Вы считаете, что именно экономическая безысходность толкает часть украинского населения к России?

— Экономическая составляющая лишь одна из причин. Я бы хотел обратить внимание, что через российские СМИ идет очень тонкая обработка сознания украинского населения. По себе могу сказать, что на второй день пребывания в Крыму у меня голове появилась некая формула «остров Крым». И только на пятый-шестой день, проходя по улице, я понял, что все граффити в городе тоже воздействуют на мое сознание, чтобы мозг зацикливался на нужной кому-то вот этой формулировке «остров Крым».

И уже проанализировав все это, я понял, что это не мое личное ощущение, что это навязанное из вне. Это вот один из примеров манипуляционной системы, которая работает в Крыму. Я потом разговаривал с разными людьми разного возраста, которые на вот этой волне ура-патриотизма счастливы тем, что произошло. Но ты понимаешь, что они жертвы пропаганды.

— Но ведь те же крымские татары прибывают в ином состоянии…

— Они находятся в подавленном состоянии, их тоже накрывает волна событий, которые они не успевают даже фиксировать, не говоря уже о том, чтобы осознавать. Я как-то прочитал книгу Кара-Мурзы о манипуляции сознания, и вот, оказавшись в Крыму, я воочию увидел, как могут на практике применяться такие технологии.

— И все-таки непонятно, чем плоха была эта поездка и какую угрозу Вы и Дуванов могли представлять для Казахстана?

— Трудно сказать. Но один из активистов нашего центра, к которому я всегда очень хорошо относился, мне заявил: «А ты понимаешь, что ты оттуда бациллу мог привезти?».

— В каком смысле?!

— Я тоже задал аналогичный вопрос, на что он мне ответил – ты же на Украину ездил! И это говорит мне один из активных участников Украинского центра в Казахстане!

— Он имел в виду, Вы там заразитесь «революционной бациллой»?!

— Да! Он сказал, что я не понимаю, в какие игры играю. И вообще я не имею права организовывать пресс-туры.

— Чем может объясняться такой реакция?

— Я думаю, у украинцев, как впрочем, и у многих этносов бывшего СССР, привит ген страха. После репрессий 30-х годов.

Если говорить о старшем поколении, то они не могут свободно думать, свободно анализировать. Это еще усугубляется тем, что они оторваны от своей исторической родины многие десятилетия, но они помнят о страхе, который они уже унаследовали у своих родителей. Они знают историю своей, семьи, когда из 12 членов семьи 8 погибли от голодомора. Эта генетическая память рождает страх сделать что-то не так. И это большая личностная трагедия украинцев, проживающих на постсоветском пространстве.

— Как сегодня ощущает себя украинская диаспора в Казахстане?

— Знаете, когда начал разгораться конфликт, я с одним своим товарищем инициировал написание письма на имя президента Казахстана. Мы обратились к нему с просьбой вмешаться в этот конфликт, попытаться на дипломатическом уровне разрешить его, не доводя до кровопролития.

Это письмо было зарегистрировано в администрации президента, в нем было 6 подписантов, и это из 20 центров украинских, которые работают сегодня на территории Казахстана. Это вот еще одно подтверждение того, как глубоко сидит в людях страх. И это с учетом того, что мы не призывали ни к чему крамольному, наоборот, просили помочь разрешить конфликт мирным путем.

— А как вам позиция официальной Астаны?

— Уже понятно, что Казахстан и Россия тесно связаны между собой. Мне до сих пор режут глаз новые номера на автомобилях с указанием номера региона… Это дублеж российской системы. По мне, идет такая плановая потеря нашей государственности. И меня это пугает.

Кто-то может сказать, кто ты такой, чтобы на эту тему рассуждать, но я гражданин Казахстана и имею право высказать свое мнение на этот счет.

Тесный экономический контакт с Россией, его можно приветствовать, т.к. экономики наши тесно связаны. Но если мы независимое государство, то мы должны самостоятельно выстраивать институты гражданского общества, чтобы страна двигалась вперед. Чтобы наше государство управлялось снизу, а не сверху.

Только снизу вверх можно строить государственность. Дом строится с фундамента, а не с первого или второго этажа. И не с пентхауза, в котором обитает элита.

— Элита явно не разделяет Вашей точки зрения

— Кстати, вот это высокое понятие ЭЛИТА в Казахстане подменено номенклатурой, вышедшей из советского прошлого. И вот эта самая наша олигархическая номенклатура, самая непатриотичная из всех граждан страны. Она ориентирована на свои интересы, а на народные интересы ей наплевать. А ведь каждый, кто заинтересован в будущем Казахстана, должен быть неравнодушен.

Вот из-за такого равнодушия Украина теряет свою государственность, из-за равнодушия, к которому людей приучают десятилетия. Взять тот же пример украинской псевдоэлиты: никаких ориентиров на перспективу, все были сосредоточены на личном обогащении. И вот итог.

— Сегодняшний конфликт между Украиной и Россией может оказать влияние на Казахстан?

— Я не хочу ничего накаркать, но я считаю, что разрушение государственности Украины это долгосрочная программа. Боюсь, Казахстан, тоже с годами потеряет свой суверенитет. Я так думаю, потому что у нас не выстроена система передачи власти. А это краеугольный камень государственности.

Вспомните конец брежневской эпохи, когда после смерти Брежнева была череда быстро сменяющихся генсеков, и в итоге случай пал на Горбачева, который по сути и способствовал вольно или невольно развалу Советского Союза.

И сдача государственных интересов, мне кажется, уже сейчас происходит. Вот те же номерные знаки автомобилей. Все начинается через какие-то незначительные вещи, а заканчивается уже публичными акциями, как это происходило в Георгиевском зале Москвы.

Оксана МАКУШИНА.

Похожие Записи

Один ответ на «Генеральские погоны» за правду

  1. салтин:

    Здоровья и успехов Денису

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »